Постановление СНК СССР от 25.05.1931 №390 «Положение о рабоче-крестьянской милиции»


На весь экран



Создание советской милиции



Создание советской милиции. Народный комиссариат внутренних дел был образован на 2 Всероссийском съезде Советов 25-26 октября (7-8 ноября) 1917 г. в числе тринадцати наркоматов в составе первого советского правительства - Совета народных комиссаров. Первым наркомом внутренних дел стал А. И. Рыков, член ЦК РСДРП(б). Однако этот пост он занимал всего 9 дней. В настоящее время известно лишь о двух важных нормативных актах, подписанных им: постановлениях НКВД от 28 октября (10 ноября) 1917 г. "О рабочей милиции" и "О передаче жилищ в ведение городов" от 30 октября (12 ноября) 1917 г.


17 (30) ноября 1917 г. народным комиссаром внутренних дел по предложению В. И. Ленина был назначен Г. И. Петровский. В состав первой коллегии НКВД вошли Ф. Э. Дзержинский, М. Я. Лацис, М. С. Урицкий, И. С. Уншлихт. Это руководящее ядро возглавило работу по формированию аппарата наркомата. На пути его создания, выработки структуры возникли большие трудности. Прежде всего саботаж. В целях борьбы с саботажем чиновников Коллегия НКВД РСФСР 31 декабря 1917 г. приняла решение: "1. Все чиновники, оставившие работу, считаются уволенными и лишенными пенсий. 2. Их фамилии опубликовать. 3. Предлагается всем органам по уборке улиц Петрограда обязать их принудительно работать по уборке улиц."
В первой декаде декабря 1917 года на заседании коллегии НКВД был рассмотрен вопрос об организации отделов наркомата. Первоочередной задачей стал подбор руководителей основных подразделений центрального аппарата. В конце 1917 - начале 1918 года эта работа была в основном завершена. Для формирования структуры НКВД единственным образцом, который можно было учесть и использовать, была структура аппарата дореволюционного Министерства внутренних дел. Она и легла в основу построения аппарата Наркомата.
Формирование центрального аппарата НКВД продолжалось до лета 1918 года. В июне 1918 года он насчитывал уже 11 отделов, в которых работало 400 сотрудников. Наркомат внутренних дел сложился как многофункциональный орган, охватывающий своей деятельностью широкий круг предметов ведения, что видно из названия его подразделений: отделы местного управления и местного хозяйства, финансовый, иностранный, беженцев, ветеринарный, по управлению медицинской частью. А еще - бюро печати, контрольно-ревизионная комиссия. Такое разнообразие функций в их совокупности дает основание утверждать, что НКВД того периода занимался внутренними делами государства в широком смысле слова. И хотя они включали в себя задачи, возникшие в связи с изменением государственного строя, можно также с уверенностью считать, что имело место прямое заимствование организационной структуры у дореволюционного министерства внутренних. Для реализации этой задачи в составе НКВД был создан специальный отдел. Он назывался отделом местного управления. Ставя такую задачу перед НКВД, исходили из того, что до революции губернаторы и подчиненные им органы, а затем и губернские комиссары Временного правительства, были подведомственны Министерству внутренних дел. Практика эта имела глубокие исторические корни. Поэтому она была воспринята и в новых условиях.
Одной из важных функций НКВД с самого начала стала охрана общественного порядка и борьба с преступностью. В формировании организационных структур, осуществлявших эту функцию, имелись особенности. Они были обусловлены теоретическими положениями марксизма, закрепленными в программных документах большевистской партии. Еще К. Маркс и Ф. Энгельс выдвинули идею всеобщего вооружения народа, призванного заменить в ходе демократической, а затем и социалистической революции постоянную армию и полицию. Эта идея получила развитие в произведениях В. И. Ленина и стала практически реализовываться после перехода власти в руки Советов. Первоначально за состоянием общественного порядка следила рабочая милиция, которая не была штатным государственным органом. Она представляла собой разновидность всеобщего вооружения трудящихся, пролетарской милиции (по терминологии В. И. Ленина). Правовой основой строительства рабочей милиции стало постановление НКВД "О рабочей милиции" от 28 октября (10 ноября) 1917 г. Рабочая милиция некоторое время осуществляла функции органа охраны общественного порядка и военной силы. Однако очень скоро практика показала ее нежизненность, так как она не могла действовать профессионально. Поэтому от этой, оказавшейся утопичной, формы пришлось отказаться. Уже в марте 1918 г. Совнарком, рассмотрев вопрос о милиции, предложил НКВД разработать положение о советской милиции как штатном государственном органе. 10 мая 1918 г. коллегия НКВД приняла решение: "Милиция существует как постоянный штат людей, исполняющих специальные функции". Первый Всероссийский съезд председателей губисполкомов и заведующих отделами управления, состоявшийся 30 июля - 1 августа 1918 г. в Москве, также принял постановление об организации рабоче-крестьянской милиции - постоянного штатного государственного органа, построенного на профессиональных началах.
В течение 1918-1920 гг. происходило формирование основных звеньев рабоче-крестьянской милиции. В октябре 1918 года создается уголовный розыск. В феврале 1919 года учреждается железнодорожная, а в апреле того же года речная милиция: специальные органы милиции, призванные обеспечивать общественный порядок на транспортных коммуникациях.
Таким образом, в короткий срок сложились основные звенья единого аппарата милиции Российской Федерации. Можно считать, что процесс ее организационного становления к середине 1920 год в основном завершился. Это получило закрепление в первом Положении о рабоче-крестьянской милиции, принятом ВЦИК и СНК РСФСР 10 июня 1920 г.
Процесс сосредоточения в ведении НКВД функций охраны общественного порядка и безопасности, борьбы с преступностью, исправления и перевоспитания осужденных наиболее интенсивно протекал в 1919-1923 гг. Огромную роль в этом сыграл Ф. Э. Дзержинский, в марте 1919 года сменивший на посту наркома внутренних дел Г. И. Петровского, избранного председателем Всеукраинского ЦИК.
Несмотря на то, что Ф. Э. Дзержинский продолжал оставаться председателем ВЧК, возглавлял Наркомат путей сообщения, различные комитеты, комиссии, а также выполнял ответственнейшие разовые поручения ЦК партии, Президиума ВЦИК, СНК, СТО, это не мешало ему по линии НКВД проводить в жизнь одну из главных линий. Он занимал твердую позицию и постоянно ее отстаивал. Суть ее в том, что однородные охранительные функции не должны распыляться, рассредоточиваться по различным наркоматам и ведомствам. Уже в мае 1919 года Дзержинский высказал мысль о сужении полномочий НКВД в области советского строительства. На заседании коллегии наркомата он предложил четко распределить компетенцию Президиума ВЦИК и НКВД как его исполнительного аппарата, исходя из того, что вопросы, в которых "надо проявить конституционное творчество, - это дела Президиума ВЦИК", вопросы же, решаемые в пределах декретов, - "это есть дело НКВД".
Советская милиция в 20-30-е гг.
Идея Ф. Э. Дзержинского нашла своих сторонников в высшем партийном и государственном руководстве советской России, по реализации которой предпринимаются следующие конкретные шаги:
- созданные в РСФСР специальные места лишения свободы - лагеря принудительных работ (для политических противников новой власти и социально опасных лиц) в апреле-мае 1919 года включаются в систему НКВД. Позднее и все остальные места заключения передаются под управление комиссариата внутренних дел (функции наркомата юстиции сузились до осуществления исключительно прокурорского надзора за законностью содержания заключенных);- в 1920 г. в НКВД передаются органы пожарной охраны (Постановление СНК “О сосредоточении пожарного дела в народном комиссариате внутренних дел”);- в то же время для решения проблем, связанных с обменом и размещением военнопленных и беженцев, в составе наркомата появляется центральное управление по делам пленных и беженцев;- в сентябре 1923 года Постановление Совета Труда и Обороны в ведение НКВД передается конвойная стража, с непосредственным подчинением ее Главному политическому управлению;- полномочия НКВД пополнились регистрацией обществ и союзов, не преследующих целью получение прибыли, выдачей разрешений на фотосъемку внутренней жизни, регистрацией и учетом охотничьего оружия и некоторыми другими функциями;- в мае 1922 года в ведение НКВД передаются все коммунальные предприятия республики: наркомат сосредоточивает под своим управлением шоссейные и грунтовые дороги, транспорт местного значения, электростанции, переправы, лесопилки и т. д.;- наконец, Государственное политическое управление, созданное Постановлением ВЦИК от 6 февраля 1922 года на месте упраздненной ВЧК, также функционирует при НКВД, что законодательно закрепляет объединение органов государственной безопасности и органов внутренних дел в единую систему. Данное решение несколько сгладило противоречия между ВЧК и различными звеньями НКВД, возникшие в силу объективных и субъективных причин (недостаточность правового регулирования, схожесть выполняемых функций и т. д.). ВЧК стремилась к поглощению милиции и особенно аппарата уголовного розыска, а НКВД выступал за полное подчинение себе ЧК, тем более, что финансирование деятельности последней шло по “наркомвнудельской” смете. Ф. Дзержинский, являвшийся в одном лице главой обеих соперничавших силовых структур, не мог или не хотел устранять сложившуюся коллизию.
В соответствии с постановлением СНК РСФСР от 6 февраля 1924 г. для охраны предприятий и учреждений, обеспечения общественного порядка на обслуживаемых объектах стала создаваться ведомственная милиция (горно-приисковая, промысловая, фабрично-заводская, ярмарочная, портовая и т. п.).
Все названные изменения в системе и структуре органов внутренних дел нашли отражение в Положении о НКВД РСФСР, утвержденном ВЦИК и СНК РСФСР 27 марта 1927 г., в соответствии с которым в состав наркомата входили: общее управление, центральное административное управление, главное управление мест заключения, главное управление коммунального хозяйства. Однако уже в следующем году организационная структура НКВД вновь была подвергнута серьезным изменениям. ЦАУ было ликвидировано и образовано три самостоятельных отдела: административного надзора, милиции, уголовного розыска.
По окончании гражданской войны, с переходом к новой экономической политике система органов советской милиции претерпела существенные изменения. В 1921 г. были ликвидированы железнодорожная и водная милиция, упразднена следственно-розыскная милиция, прекратили существование промышленная, а затем и продовольственная милиция.
Большая работа была проделана по упорядочению штатной численности и укреплению кадров милиции. В августе 1921 г. издано постановление Совета Труда и Обороны о проверке численного состава милиции и разработке ее новых штатов. Ставилась задача: уменьшив количественно личный состав милиции, добиться его качественного улучшения и более рационального использования. В целях экономии государственных средств, необходимых для скорейшего восстановления народного хозяйства, содержание милиции в 1922 году было передано на местный бюджет, что в большинстве случаев повлекло ухудшение материального положения сотрудников милиции и дальнейшее сокращение штатов.
Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 24 мая 1922 г. было утверждено Положение о Народном комиссариате внутренних дел[1]. В нем содержался самостоятельный раздел о рабоче-крестьянской милиции, в котором определялись: структура и основные направления деятельности; функциональные обязанности Главного управления рабоче-крестьянской милиции, а также губернских, городских и уездных управлений милиции.
Главное управление милиции состояло из 3 отделов: милиции, уголовного-розыска и материального отдела, ведавшего обеспечением милиции различного вида довольствием.
В последующем были утверждены: дисциплинарный устав милиции; инструкция участковому надзирателю; инструкция волостному милиционеру; инструкция постовому милиционеру; инструкция о порядке составления протоколов; инструкция о порядке наложения административных взысканий и др.
Во всех нормативных актах содержалось требование уважения прав трудящихся. Так, например, Инструкция участковому надзирателю требовала “строжайше соблюдать установленный законом порядок, допуская действия, стесняющие граждан, лишь в случаях, когда такие действия будут безусловно необходимы для выполнения возложенных на него обязанностей…”
В результате чистки личный состав милиции был обновлен почти на четверть.
28 сентября 1925 г. ВЦИК и СНК РСФСР утвердили Положение о службе рабоче-крестьянской милиции[3]. Закрепляя основные права и обязанности работников милиции, Положение подчеркивало, что в осуществлении задач “по охране революционного порядка и народного достояния и борьбе с посягательствами на него работники милиции обязаны прилагать все усилия к возможно лучшему их выполнению, не останавливаясь перед возникающими для них тягостями и опасностью для здоровья и жизни”.
Милиция вносила свой вклад и в социалистическое переустройство деревни. Она активно участвовала в осуществляемой государственной властью политике коллективизации сельского хозяйства и ликвидации кулачества как класса. Решение этих задач возлагалось, главным образом, на сельские, уездные и районные органы милиции. Их работники охраняли склады, зернохранилища, сельскохозяйственную технику, иное государственное и общественное имущество, вели борьбу с теми, кто противодействовал хлебозаготовительным кампаниям, пресекали спекуляцию сельскохозяйственными продуктами
Нужно иметь в виду также и то, что в годы восстановления народного хозяйства в нашей стране в верхах партийного и государственного руководства возобладала и стала господствующей точка зрения о победе социализма в одной отдельно взятой стране. Это было обусловлено тем, что надежды на мировую революцию потерпели крах. Был взят курс на построение социализма в Советском Союзе. В результате новая экономическая политика стала сворачиваться, и был осуществлен поворот к форсированной индустриализации страны и насильственной коллективизации сельского хозяйства. Первым звеном в проведении этой политики стала индустриализация, которая проводилась на основе сверхвысоких темпов. Чтобы обеспечить их, использовались такие средства, как получение непосильной "дани" с крестьянства, применение "дешевого" труда большого числа спецпереселенцев и заключенных, создание в отдаленных местностях страны исправительно-трудовых лагерей ОГПУ СССР.
Происходило также свертывание товарно-денежных отношений, гражданско-правовые методы регулирования народного хозяйства заменялись административно-репрессивными. Из госаппарата "вычищались" не только старая интеллигенция, но и коммунисты с большим стажем. Усилилась бюрократизация аппарата. Резко возросло влияние партийных руководителей на работу государственных органов. Реальная власть концентрировалась на самом верху аппарата, в руках узкой группы людей, а затем лично Сталина. Партийно-государственный бюрократический аппарат становится все более надежной опорой режима личной власти. Значительно возрастала роль репрессивных органов. В начале 30-х годов началось их реформирование. В декабре 1930 года были ликвидированы народные комиссариаты внутренних дел союзных республик.
Одновременно с постановлением от 15 декабря 1930 г. о ликвидации НКВД союзных и автономных республик, ЦИК и СНК СССР приняли секретное постановление "О руководстве органами ОГПУ деятельностью милиции и уголовного розыска". На основании его ОГПУ СССР и его местные органы получили право не только назначения, перемещения и увольнения руководящих работников органов уголовного розыска и милиции, их инспектирования и контроля, но и использования в своих целях гласного состава и негласной сети милиции и угрозыска, их возможностей в области дактилоскопии и фотографии. Принятый в конце 20-х годов курс на ускоренное экономическое развитие, переход к индустриализации промышленности и коллективизации сельского хозяйства, привели к тому, что государственное управление все больше стало опираться на методы прямого принуждения, использованию во все больших масштабах принудительного труда, усилению уголовной репрессии. Все это самым непосредственным образом отразилось на деятельности милиции. ЦИК и СНК СССР 7 августа 1932 г. приняли постановление “Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности”[4]. Этот законодательный акт относил всех лиц, посягающих на социалистическую собственность, к врагам народа и устанавливал за хищения смертную казнь, а при смягчающих обстоятельствах - лишение свободы на длительные сроки. Серьезные экономические трудности наиболее ощутимо сказывались на тружениках города и села. В 1928 г. была введена карточная система на продукты и некоторые товары массового потребления. Это создало благодатную почву для различного рода злоупотреблений должностных лиц и для развития спекуляции. 22 августа 1932 г. было издано постановление ЦИК и СНК СССР “О борьбе со спекуляцией”[5]. Этот нормативный акт предусматривал минимальное наказание за данное преступление в виде лишения свободы на пять лет и конфискации имущества.
Сельские и городские органы милиции обязывались, часто в ущерб другим обязанностям, проводить в жизнь названные постановления. Важным условием повышения эффективности деятельности советской милиции по укреплению общественного порядка являлось развитие патрульной и постовой службы. В 20-х годах милицейские посты и патрули были организованы во всех республиканских, краевых и областных центрах, а также в сравнительно крупных городах. В поддержание общественного порядка на улицах городов, в парках и пригородных зонах, во время проведения народных гуляний и празднеств участвовали конные подразделения милиции.
Постоянно возрастало значение деятельности милиции по обеспечению безопасности движения транспорта и пешеходов. Московский губернский административный отдел в 1928 г. ввел новую должность -- инспектор по регулированию уличного движения. На него возлагались следующие обязанности: рациональное распределение транспортных потоков; установление мест стоянок такси; непосредственное наблюдение за уличным движением и решение ряда других вопросов, связанных с обеспечением безопасности уличного движения[6]. Опыт москвичей был воспринят крупными городами страны.
Однако этого оказалось недостаточно. Для улучшения данной работы вскоре были учреждены инспекции по регулированию уличного движения. В крупных центрах страны образовывались специальные подразделения. Так, в Москве при Управлении милиции города был создан отдельный отряд, в Харькове -- команда, в Баку и Тбилиси -- дивизионы регулирования уличного движения (РУД). В 1931 г. состоялось Всесоюзное совещание по вопросам обеспечения безопасности движения транспорта и пешеходов Оно рекомендовало при всех управлениях милиции союзных и автономных республик, краев и областей создать отделы или отделения регулирования уличного движения (ОРУД).
СНК СССР 23 июля 1935 г. постановил, что “в целях решительной борьбы с аварийностью, неправильным использованием и хищническим отношением к автотранспорту” в системе Центрального управления шоссейных и грунтовых дорог и автомобильного транспорта образуется Государственная автомобильная инспекция. В союзных и автономных республиках, краях и областях, городах Москве и Ленинграде был учрежден институт уполномоченных ГАИ, в районах -- госавтоинспекторов[7]. В марте 1936 г. Госавтоинспекция была передана в ведение Главного управления рабоче-крестьянской милиции[8].
В июле 1936 г. СНК СССР утвердил Положение о Государственной автомобильной инспекции Главного управления рабоче-крестьянской милиции НКВД СССР[9].
В соответствии с п. 8 постановления ЦИК СССР от 10 июля 1934 г. при Наркоме внутренних дел СССР было образовано Особое совещание, которому предоставлялось право во внесудебном порядке применять высылку, ссылку, заключение в исправительно-трудовой лагерь на срок до 5 лет и высылку за пределы СССР. В состав Особого совещания входили заместители наркома внутренних дел СССР, уполномоченный НКВД СССР по РСФСР, начальник Главного управления рабоче-крестьянской милиции, народный комиссар внутренних дел союзной республики на территории которой возникло дело. На заседаниях Особого совещания присутствовал Прокурор СССР или его заместитель. (Подобный орган не являлся чем-то принципиально новым. С первых лет Советской власти действовали как органы внесудебной репрессии Коллегия ВЧК-ОГПУ, Особое совещание ОГПУ, с 1922 по 1924 г. - Комиссия по административным высылкам при НКВД РСФСР, в 30-е годы - “тройки” в составе первого секретаря ЦК ВКП(б) союзной республики (крайкома, обкома), начальника управления НКВД и прокурора соответствующего уровня, а без секретарей партии - “двойки”.)
Аналогичным образом строился и созданный в апреле 1941 г. отдел по борьбе с бандитизмом ГУРКМ НКВД СССР. Он состоял из пяти отделений: четыре - по зонам СССР, пятое - следственное.
Общие недостатки охраны общественного порядка были отражены в циркуляре Главного управления милиции (март 1931 г.) “О мерах по улучшению постовой службы”. В числе основных называлось слабое знание постовыми своих обязанностей, слабый контроль со стороны непосредственных начальников, формальное проведение инструктажей, недостаточное число постов в общественных местах и в ночное время. Весьма живучими оказались те серьезные недостатки в охране общественного порядка, которые были присущи периоду 20-х гг. и, прежде всего, использование сил патрульно-постовой службы не по назначению (в качестве вахтеров, конюхов, посыльных и т. д.). В результате этого, например, в 1937 г. на посты выставлялось около 20% наличного состава; недооценка патрулирования; слабое взаимодействие с другими службами; редкое использование таких методов милицейской службы как обход мест, представляющих оперативный интерес, секреты и т. п.; длительное сохранение одной и той же дислокации, несмотря на изменение обстановки и др. Эффективность охраны общественного порядка не могла возрастать и потому, что наружная служба милиции, в частности, участковые инспекторы, прямо обязывались “играть решающую роль... в очистке своего района от всего антисоветского и контрреволюционного элемента”.
Многие изменения в системе органов милиции были связаны с принятием Конституции СССР 1936 г., установившей, что социалистическая собственность является экономической основой советского строя, которая нуждается во всемерной охране.
Для решения этой задачи были созданы специальные подразделения милиции по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией (БХСС). В течение первого года существования на аппараты БХСС возлагалась борьба с мелким вредительством, которая в 1938 г. была передана в ГУГБ НКВД СССР.
Быстрое развитие транспорта поставило перед милицией новые задачи по охране правопорядка, борьбе с хищениями и другими преступлениями на транспортных коммуникациях. Это потребовало совершенствования организационных форм деятельности и определенных структурных изменений органов милиции. В 1937 г. были образованы отделы железнодорожной милиции. Несколько позже отделы (отделения) милиции были созданы в портах и на пристанях.
Большая работа была проведена в 1940 году вновь созданными органами милиции в областях Западной Украины и Западной Белоруссии, в Прибалтийских республиках по введению паспортной системы, а также по борьбе с политическим и уголовным бандитизмом.
В сложные предвоенные годы одной из ответственных задач органов милиции являлось содействие укреплению обороноспособности страны. На IV внеочередной сессии Верховного Совета СССР 1 сентября 1939 года был принят закон “О всеобщей воинской обязанности”, который потребовал организационной перестройки Вооруженных Сил страны и перевода их комплектования на единый кадровый принцип. В этой связи большое значение имело улучшение учета военнообязанных и призывников. В соответствии с новым законом данная работа возлагалась на органы милиции. Для ее выполнения во всех городских, районных и поселковых отделениях милиции были созданы военно-учетные столы, с помощью которых с момента создания 1 сентября 1939 г. и до 1 января 1940 г. были выявлены не снявшиеся с военного учета убывшие в другие местности 133567 человек военнообязанных. К марту на воинский учет ими было взято почти 9,3 млн. человек.


./data/news/2021/upr_milicii_sssr/10.jpg







СОВЕТСКАЯ МИЛИЦИЯ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ



Перестраивать свою работу советская милиция начала сразу после нападения фашистской Германии на СССР. 20 июля 1941 года Народные комиссариаты государственной безопасности и внутренних дел были объединены в НКВД СССР. В результате борьба с вражеской агентурой и преступностью оказалась в одних руках.


Сотрудники рабоче-крестьянской милиции ушли на фронт. В июле-августе 1941 года были сформированы 15 стрелковых дивизий НКВД, и в их составе — оперативники, следователи, пожарные (они тогда входили в НКВД). Те, кого не мобилизовали, записывались в добровольцы — в первые месяцы войны только в столице были сформированы четыре дивизии народного ополчения, их костяк составляли коммунисты, комсомольцы и опять-таки сотрудники НКВД.
— К 7 ноября 1941 года на фронт ушла половина столичных милиционеров. Их заменили женщины. Уже позже в органы внутренних дел стали возвращаться комиссованные бойцы. Часто женщины совмещали службу с работой на оборонных предприятиях. Например, Елена Сагирашвили, старший лейтенант милиции, начальник Бабушкинского отдела регулировки уличного движения после службы с 20:00 каждый день работала на одном из заводов. Ее сын, Игорь Иванов, родившийся уже после Победы, в сентябре 1945 года, сделал потом успешную дипломатическую карьеру: был министром иностранных дел РФ, секретарем Совета безопасности РФ.
К 1943 году в милиции личный состав обновился на 90-97 процентов, причем за счет прежде всего людей, не годных к строевой службе.
У милиционеров прибавилось хлопот. К примеру, участковых обязали следить за соблюдением правил светомаскировки и местной противовоздушной обороны, а также за тем, чтобы население укрывалось в бомбоубежищах при воздушной тревоге. В целом милиция должна была бороться с дезертирами, диверсантами, мародерами, агентами-сигнальщиками, корректировавшими с земли вражеские бомбардировщики, охранять войсковой тыл, обеспечивать выход населения на трудовые повинности (рытье окопов и противотанковых рвов), искать потерявших связь с родными.
В начале 1942 года в некоторых районах СССР была проведена перерегистрация паспортов: в каждый вклеили контрольный лист. Еще более масштабную перерегистрацию паспортов организовали в 1944-1945 годах на территориях, освобожденных от немецких войск. Новые документы получили 37 миллионов человек; в ходе этой работы правоохранительные органы выявили тысячи пособников фашистов.

16 октября 1941 года — черный день в истории Москвы. После смутного времени это был первый и пока единственный день, когда столица государства оказалась практически без власти. По городу распространился слух, что немцы прорвали фронт, Сталин и все Политбюро бежали. Возникла паника. К счастью, фашистские диверсанты и агенты этим не воспользовались — уже 17 октября порядок был восстановлен, а с 19 октября в столице объявили осадное положение.
Суды реорганизовали в военные трибуналы. С 20 октября 1941 года по 1 мая 1942 года, когда осадное положение было снято, милицией были задержаны 531 401 человек, на месте расстреляны 13 преступников. Военный трибунал вынес 1 936 приговоров к высшей мере наказания. Задержано 9 406 дезертиров, 21 346 уклонистов от военной службы, силами столичной милиции через военно-пересыльный пункт в РККА направили 98 000 отставших и потерявшихся военнослужащих — 12 полноценных дивизий!
Только в период осадного положения в столице были обезврежены 69 шпионов, 30 агентов разных гитлеровских спецслужб, 8 диверсантов. Задержаны 885 распространителей провокационных слухов.
Немцам так и не удалось совершить в Москве ни одной крупной диверсии, хотя, как стало известно уже после войны, их готовилось не менее десяти. Но все 20 выброшенных в окрестности столицы парашютных десантов были полностью ликвидированы в первые же часы. В этих боях погибли пять сотрудников НКВД.

Дезертиры и уголовники воспользовались возможностью легко вооружаться и сбиваться в банды. В Москве в период осадного положения сотрудники милиции и НКВД изъяли 11 677 пистолетов и автоматов. Причем, как вспоминали ветераны сыска, пистолетами обзавелись даже обычно безоружные квартирные воры и мошенники.
Летом 1943 года в поселке инженерно-технических работников Владимирский группа квартирных воров оказала сопротивление при задержании, убив старшину милиции Павлова. Они устроили ему засаду в подъезде. Через несколько минут все четверо были пойманы, а позднее взяли и тех, кто давал им приют и сбывал краденное. Все были приговорены к длительным срокам, а стрелявший в милиционера Адам Соболев — к исключительной мере, которую трибунал заменил на отправку в действующую армию.

Против крупных банд проводились настоящие боевые операции. Так, в Ташкенте орудовала группировка из 102 человек, на счету которой было более 100 тяжких преступлений. В 1942 году для ее ликвидации в город была направлена бригада милиционеров и бойцов НКВД СССР, быстро справившаяся с этой задачей. Аналогичные операции были проведены в 1943 году в Новосибирске и в 1944 году в Куйбышеве.
Криминогенная обстановка в воюющем СССР ухудшалась. Так, уровень преступности в 1942 году вырос по сравнению с 1941-м на 22 процента, в 1943-м — на 20,9, в 1944-м — на 8,6. Лишь в первом полугодии 1945 года число преступлений в стране снизилось на 9,9 процента.
Отстоять Москву от криминала
Главными объектами махинаций в Москве в годы войны был хлеб, жиры, кондитерские изделия и другое продовольствие, отпускавшееся горожанам строго по карточкам. К примеру, за 11 месяцев 1943 года сотрудники отдела милиции Сокольнического района Москвы привлекли к различным видам ответственности 99 работников Мельничного комбината № 1 имени Александра Цюрупы, 27 из них были арестованы за хищения.

Не меньший размах приобрели хищения и на одной из главных столичных кондитерских фабрик — «Рот Фронт». Столичные милиционеры разоблачили банду из 12 человек во главе с замначальника транспортного отдела. Злоумышленники успели похитить больше двух тонн сахара и другого продовольствия. Часть его нашли при обыске вместе с 25 000 рублей.
Казалось бы, эта сумма — огромные деньги для своего времени. Но накопления расхитителей продовольствия не шли ни в какое сравнение с «наваром» валютных спекулянтов. В 1944 году за них всерьез взялись милиционеры из отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности и спекуляцией (ОБХСС). И это быстро принесло свои плоды: только у троих спекулянтов было изъято 2 655 560 рублей наличными, 120 золотых рублей царской чеканки, 627 американских долларов, 59 фунтов стерлингов, 17 золотых часов, шесть золотых брошек, 61 бриллиант, 40 золотых колец и другие ценности на сумму 454 165 рублей — целое состояние!
Особо стоит сказать о защите детей.
В те годы еще очень многие помнили о беспризорниках 20-х годов, и о маленьких гражданах СССР всячески заботились. Только в 1942 году милиция нашла и вернула мамам (папы, как правило, были на фронте) 10,5 тысяч потерявшихся детей. Тысячи сирот приняли детдома.
В конце войны по столице прокатилась серия нападений на детей.
В те времена все-таки родители не очень боялись выпускать детей на улицы гулять одних. Этим и пользовались преступники — они приглашали малышей якобы к себе домой, где обещали угостить конфетами, но заводили в развалины и там раздевали, снимая верхнюю одежду и платки — тогда детям головы заматывали платками. Похищенное продавали на рынках.
Несколько месяцев оперативники искали злоумышленников. Помог случай — к патрулю возле одного из рынков обратилась женщина, сообщив, что среди товаров, которые меняли на хлеб, опознала платок, снятый с ее сына накануне. Через несколько часов была задержана подозреваемая — учащаяся одного из ремесленных училищ 16-летняя Силиверстова. Часть потерпевших детей ее уверено опознали, другие говорили, что раздевала их другая девушка. Как выяснилось, такие же преступления совершала и подруга задержанной, 17-летняя нигде не работающая и не учившаяся Комлева. На их счету, по данным уголовного дела, 18 потерпевших. Весь доход — около 300 рублей.
Большое внимание стражи порядка уделяли безнадзорным и беспризорным детям. Только в 1942-1943 годах советские милиционеры при помощи граждан задержали около 300 000 беспризорных подростков.
Много сил и времени советские милиционеры потратили на разоружение населения. На руках у граждан оставалось огромное количество оружия, которым (как и боеприпасами) были усеяны поля сражений. По мере того как фашисты отступали, милиционеры тщательно проверяли район за районом.
К 1 апреля 1944 года у населения СССР было изъято 8 357 пулеметов, 11 440 автоматов, 257 791 винтовка, 56 023 револьвера и пистолета, 160 490 гранат. Но это был далеко не весь арсенал, работа по его выявлению и изъятию растянулась на долгие годы.




















    Встань на учёт в Красной Армии


    Регистрация в РККА

    Введите контактные данные для связи с Вами
    Имя:

    Email:

    Телефон:

    О себе:

    Мы сохраним Ваши персоанальные данные, никогда не передаем третьим лицам и используем их исключительно для связи с Вами.

Подпишитесь на наши новости

Укажите свой имейл адрес чтобы мы могли вовремя информировать вас о важных событиях